"Я чрезвычайно дорожу именем моих предков, этим единственным наследством, доставшимся мне от них"

А.С.Пушкин


Литература о Тагино и окрестных сёлах

1. Евсеев И.Е.  "Исследование городищ и курганов в бассейне верхнего (орловского) течения реки Оки и её притоков. М., 1908."

2. Фехнер М.В.  "Отчет о полевых работах в Орловской области в 1952 году"

3. Евгений Вершинин  "Бой за Макаркову жену: Пушкин против Белкина и Мишки Леонтьева"

4. Приложения к Трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости.
Сведения о помещичьих имениях. Орловская губерния. Спб, 1860

Орловский уезд. pdf   1,7 MБ

 Кромской уезд. pdf    1,3 MБ

5. Списки населенных мест Российской империи по сведениям 1866 года, т. XXIX. Орловская губерния. Спб, 1871.

Титульный лист. Географические координаты селений. 180 КБ

Орловский уезд. 1 стан. pdf   420 КБ

Кромской уезд. 2 стан. pdf    292 КБ 

(Выборочно. Полный текст: Президентская библиотека www.prlib.ru

 Орловская вотчина Пушкиных
и её владельцы

Илья Куприянов

С начала 17 века Тагинское поместье принадлежало семейству Евстафия Михайловича Пушкина. По законам местничества Евстафий (Астафий) Михайлович был старшим в роду Пушкиных. Человек «недюжинный и дельный», он был одним из самых ярких представителей фамилии. К нему с полным правом можно отнести слова А.С. Пушкина из «Моей родословной»:

Водились Пушкины с царями,
Из них был славен не один.

Е.М.Пушкин приблизился к царскому двору ещё при Иване Грозном. Царь, подозревавший кругом измену, к Евстафию Пушкину относился с большим доверием. Так, в 1572 году, во время Ливонского похода, ему было поручено такое ответственное дело как проверка сторожевой охраны царского стана. Весной 1574 года стоял в Новосиле 2-м воеводой. В том же году командовал полком правой руки «на берегу», что для молодого человека являлось неплохим продвижением по службе. После роспуска «больших» воевод осенью 1575 года снова оставлен воеводой в Новосиле. Через три года в Ливонском походе он уже стоял во главе передового полка. В ратном деле Евстафий Пушкин отличался храбростью и смекалкой. Однажды, когда он служил воеводой в Смоленске, к городу подступило девятитысячное литовское войско. Смоляне предприняли дерзкую вылазку: внезапно напали на лагерь противника, разбили его, захватили пушки и все лагерное имущество, пленив при этом 380 человек. За доблесть в этой операции царь наградил Евстафия золотыми. Удачно выступал он и на дипломатическом поприще: в 1595 году, находясь при шведском дворе в составе полномочного посольства, заключил со шведами «вечный» мир.

На Земском соборе 1598 года десять представителей рода Пушкиных подписали «приговор» об избрании царем Бориса Годунова. Среди подписавших были Е.М.Пушкин и его сын Михаил. С победой в дворцовой борьбе нового царя Евстафий Михайлович был пожалован в думные дворяне. Он был первым из Пушкиных, кто вошёл в Боярскую думу. Это имело большое значение для карьеры остальных членов фамилии, которые в местнических спорах могли теперь опираться на достижение своего родича.

Успехи Евстафия Михайловича обещали семейству Пушкиных продвижение к вершинам знатности, однако именно из-за местничества Евстафий попал в немилость к царю Борису. В 1601 году двое его братьев – Леонтий и Иван Меньшой – били челом в местническом споре на князя А.В.Елецкого, дочь которого была замужем за И.Годуновым. Нашёлся повод для опалы – донос холопов. Царь «раскручинился… и послал в Сибирь Пушкиных Остафия с братьею за опалу, что на него доводили люди его, Филиппка да Гришка; поместья и вотчины велел отписать в казну, а животы (т.е. имущество) распродать». Но, видимо, Борис Годунов не забыл прежних заслуг Е.М.Пушкина и, даже удаляя от себя, оказал ему немалые почести: ссылка была «почётной» – он был назначен 2-м воеводой к Ф.И.Шереметеву в Тобольск. (Тобольский воевода в то время являлся сибирским наместником, ему подчинялись все сибирские воеводы).

  

В Тобольске Е.М. Пушкин заболел и в 1603 году умер. После него остались две дочери и четыре сына. Все сыновья приняли активное участие в борьбе с польско-шведскими захватчиками, состояли в ополчениях Трубецкого и Пожарского. Двое из них, Иван и Алексей, сложили свои головы в молодом возрасте, не оставив потомства. Двое других, Михаил и Никита, после Смутного времени назначались воеводами в разные города. Громкой славы братья не добыли, но верой и правдой служили Отечеству. Многое связывало их с Орловским краем, где они несли службу по защите южных рубежей государства.

Никита Евстафьевич Пушкин за исправную службу имел денежный оклад в 15 рублей и поместный в 600 четей. В качестве поместного оклада он получил в верховьях Оки три деревни: Тагин, Болотную Поляну и Боброк. Первое упоминание о Н.Е.Пушкине как владельце Тагинского поместья содержится в Книге письма и меры Осипа Коковинского и подьячего Первого Михайлова 1619–1621 гг.: «…за Микитою Пушкиным в той деревне Боброк пашни 2 чети».[1]

Как уже говорилось в предыдущей главе, Н.Е.Пушкин построил в Тагине дубовый острог, которому суждено было сыграть важную роль в защите Орловского уезда от татарских набегов.

Когда после разорения поляками стала восстанавливаться Орловская крепость, Никита Евстафьевич одним из первых поставил в Орле свой двор, «для осадного времени». По переписи 1647 года, в просторной избе проживали не имевшие своего жилья сын боярский Фома Голтяев и гулящий человек Кондрашка Григорьев. [2]

Любопытные сведения о личности Н.Е.Пушкина приведены в журнале «Родина» (№ 8, 2007 г.) [i].  В феврале 1625 года Никита Пушкин получил назначение в Сургут. По принятой административной практике в сибирские города назначались два воеводы, которым предписывалось все вопросы управления решать вместе, «заодин». Собственно один из них считался воеводой, другой – его «товарищем». Вторым воеводой был назначен Богдан Белкин. Однако совместного управления городом и уездом у них не получилось. Белкин как администратор вёл себя безответственно и безобразно – страсть к хмельному питию и прекрасному полу не оставляла ему времени на государственные дела. Пушкин, как человек строгих правил, пытался образумить своего «товарища», но это привело лишь к обострению отношений между воеводами. Дело дошло до открытых столкновений. Ещё по пути в Сургут Белкин «подговорил» и увёз с собой некую Ирину, жену тобольского стрельца Макара Ортемьева. Тобольский воевода приказал Пушкину произвести «выимку» неверной жены. Узнав о таком распоряжении, Белкин позвал своих людей: «Не выдайте меня, как придёт ко мне на двор Микита Пушкин с служилыми выимать у меня жонки, и вы порадейте, всех Микитиных людей убейте из лука или из пищали преже Микиту Пушкина, а в том я государю за вас отвечаю». Для «выимки» Макаркиной жены воевода Пушкин создал представительную делегацию, состоявшую из священника, подьячего, атамана и нескольких казаков. Белкин, однако, не думал сдаваться. Он, как обычно пьяный, вышел на крыльцо в сопровождении двух дворовых людей – все с саблями и пищалями. Но, несмотря на отчаянное сопротивление, отстоять свою «подговорную жонку» Богдану не удалось.

Вражда между воеводами продолжалась на протяжении двух лет – всего срока пребывания в Сургуте. Непростые отношения у Никиты Пушкина сложились и с местными купцами. Строго следуя букве закона, он, в частности, велел конфисковать у промышленных людей с Пинеги всю пушнину за то, что они не прошли таможенный досмотр в Мангазее.

Н.Е.Пушкин умер в 1647 году, не оставив наследников – единственный его сын, Иван, рано ушел из жизни, также не оставив потомства. Тагинское поместье перешло к семье старшего брата, Михаила Евстафьевича. В таможенных книгах Курска за 1647 год в записи от 3 июня Никита Евстафьевич последний раз упоминается как владелец села Тагина, а уже 10 сентября тагинским помещиком указан Алексей Михайлович Пушкин, сын Михаила Евстафьевича.

Михаил Евстафьевич Пушкин – воевода, в 1611 г. московский дворянин, был на земской службе в ополчении князя Дм. Трубецкого; имел поместный оклад 800 четей и сверх того денежный из чети 40 руб. В 1613 г. он подписался под грамотой об избрании на царство Михаила Романова. В 1614 г. служил воеводой в Устюге, в 1620-1621 гг. – в Чебоксарах. В 1645 г. человек его Ивашка Ушаков, в пьяном виде, донес на него в Стрелецком Приказе, будто бы он говорил ему с глазу на глаз про царя Алексея Михайловича, что он "на Московском государстве учинился не по их выбору". Когда допросили об этом Пушкина, оказалось, что он ни с кем ничего подобного не говорил, а Ивашка, протрезвившись, повинился, что он доносил спьяна.

У М.Е.Пушкина было два сына: Алексей и Пётр. О первом из них сохранились весьма скудные сведения. Известно лишь, что он владел Тагинским поместьем и что его крепостные часто бывали на курской ярмарке, торгуя лошадьми и дёгтем.

Пётр Михайлович Пушкин, по прозвищу Желтоух, достиг значительных успехов по службе. В молодые годы он получил чин стольника (1639 г.), часто стоял у государева стола во время торжественных обедов, в 1658 г., при приеме грузинского царя Теймураза, ставил за обедом кушанья перед царем Алексеем Михайловичем. В 1655 г. был рындой [3] при приеме царем послов немецкого императора и шведского короля. В 1646 г., во время похода с Ливен в Белгород, был есаулом в полку у воеводы Н.И.Одоевского; в 1655 г. ходил в Ошмянский уезд против литовских и польских людей и побил их. Служил воеводой в ряде городов, в том числе в Мценске (в 1648 и 1650 гг. был полковым воеводой по "крымским вестям"). В царствование Алексея Михайловича, когда Пушкины пошли в гору, Пётр Желтоух вошёл в центральный аппарат власти, став судьёй Московского судного приказа. В 1674 г. он был назначен "товарищем" судьи во Владимирский судный приказ к кн. А.А.Голицыну, а Московский судный приказ возглавил И.В.Бутурлин. Пушкин, считая для себя обидным назначение Бутурлина главным судьей, тогда как сам был только помощником судьи, бил челом на Бутурлина, но безуспешно – за несправедливое местничество и «за бесчестье выдан ему головою».[4]  После тяжбы был оставлен в должности судьи во Владимирском судном приказе, что считалось, между прочим, очень почетным назначением.

П.М.Пушкин был весьма богатым человеком. Он имел вотчины в Александрово Московского уезда и в Костроме. В Орле, рядом с кремлём, находился принадлежащий ему осадный двор, на котором проживал его дворник[5], некий стрелецкий сын Васька Дмитриев [ii]. Однако основные доходы приносила ему вотчина в Тагино. За счет царских пожалований и купли земли на «диком поле» тагинское владение приобрело довольно большие размеры – 884 четверти пахотной земли (1681 г.). Представление о помещичьей усадьбе XVII века даёт опись, составленная в 1684-1685 гг. дьяком Никитой Насоновым, присланным из Курска для переписи имущества тяжелобольного хозяина.

Двор вотчинника, расположенный в деревне Поляне, состоял из большой избы с сенями и девятью кладовыми, погреба, бани, хлева, четырёх сараев. Все постройки имели соломенные крыши. Двор был огорожен тыном. В помещичьем доме жил приказчик, а семья владельца в столь суровое время проживала в основном в Москве.

Поблизости находился «двор скотцкой», где содержалось 26 коров, 1 бык, 11 овец, 4 барана, 16 индеек, 66 гусей, 45 утят. В хозяйстве вотчинника было 169 лошадей с 35 жеребятами, в том числе 4 «коня служилых» для воинской службы. Из инвентаря имелось 26 сох, 27 кос и 46 серпов. В житницах всякого хлеба урожая 1684 года – ржи, пшеницы, ячменя, овса, проса, гречихи, конопли и льняного семени – 1173 пятипудовые четверти. Всё хозяйство держалось на многочисленной дворне, насчитывавшей более 80 человек дворовых и деловых людей.

С уменьшением опасности татарских набегов значительно выросла численность населения. В 1685 году в Тагине, Поляне и Бобрике насчитывалось 230 крестьянских и бобыльских дворов, а людей в них 1216 человек. Старая церковь Покрова пресвятой Богородицы уже не могла вместить своих прихожан, и к ней пристроили придел святого великомученика Георгия.

 

 «У той церкви 4 священника, у них детей, своячниках 5, земли за ними по 2 десятины в поле и в дву потому ж», – записал дьяк Насонов в своей описи.

Умер Петр Михайлович в 1685 году, не оставив наследников. Его единственный сын Михаил скончался двумя годами раньше без потомства. Со смертью П. М. Желтоуха обрывалась по мужской линии старшая ветвь рода Пушкиных, шедшая от Евстафия Михайловича.

После кончины Петра Михайловича из-за отсутствия прямых наследников Тагинская вотчина перешла к его троюродному брату, стольнику Никите Борисовичу Пушкину (1621-1715). При передаче вотчины возник имущественный спор. Н. Б. Пушкин, доказывая свои владельческие права на Тагин, подал в Разряд челобитную: «Во 1685 году октября в 30-ые брата моего ближнего Петра Михайловича Пушкина не стало, а после ево осталась жена бездетна, а вотчины ево были выслуги и отца ево да дядьев ево село Тагин с деревнями да купля их же, и деда их. Петровой выслуги вотчин Остафия Михайловича Пушкина за ним Петром не было». Для нашего повествования этот документ весьма важен. Он определяет круг лиц из рода Пушкиных, которые имеют непосредственное отношение к нашему краю.

Отец Никиты Пушкина, Борис Иванович, был одним из самых выдающихся представителей рода Пушкиных. В молодости он был в составе посольства московского правительства к Сигизмунду. Сигизмунд потребовал призвания его на российский престол. Большинство членов посольства пошло на уступки. Часть посольства во главе с митрополитом Филаретом отказалась принять унизительные условия договора и была вероломно задержана. Среди задержанных был и Борис Пушкин.

Их в качестве заложников отправили в польскую крепость, где «теснота им была многая и голод великий за то, что они ни на какие королевские прелести не прельстилися и гроз смертных не убоялися и многую свою службу и правду показали ко всему Московскому государству». Пленники вернулись на родину лишь через 9 лет. К этому времени царем стал сын Филарета – Михаил, фактически же страной правил после возвращения из плена властный Филарет. Однако это мало помогло Борису Пушкину. Новый правитель словно забыл о том, кто разделил с ним долгие годы неволи. Ответственные поручения Борис Иванович стал получать только в конце жизни. Самой значительной его службой было посольство в Швецию в 1649 году и заключение Стокгольмского мирного договора.

В отличие от отца, его единственный сын Никита ничем по службе не выделялся. Богатый сам по себе, он еще больше разбогател, получив вотчины бездетных родственников, в том числе и Тагин. Но материальное богатство не принесло в эту семью душевного покоя и счастья. От первого брака с Прасковьей Михайловной Зыковой детей не было. В 1674 году, в возрасте 54 лет, Н. Б. Пушкин женился вторично – на Акулине Григорьевне Кологривовой. Через год молодая жена родила ему сына, Афанасия. Когда мальчику исполнилось 13 лет, он получил чин стольника. В раннем возрасте отец женил Афанасия на Стефаниде Украинцевой, дочери Е. И. Украинцева. Хотя Емельян Игнатьевич был совершенно безродным человеком из среды провинциальных подьячих, но, будучи от природы богато одарённым самородком, он был замечен Петром I и стал его личным секретарём. За время своей многолетней дьяческой службы Е. И. Украинцев правдами и неправдами обогатился и, выдавая дочь замуж, дал ей богатое приданое. Однако семейная жизнь у молодых Пушкиных не сложилась. Юный стольник меньше всего думал о домашнем очаге, его больше привлекали весёлые пирушки. Пьянство Афанасия приводило к частым семейным ссорам. Дело дошло до того, что молодой повеса ворвался в родительский дом и избил отца и жену. Не видя других способов справиться с беспутством сына, Никита Борисович написал жалобу государям. По царскому указу в 1692 году семнадцатилетнего Афанасия отправили в Нилову пустынь Столбенского монастыря (на Селигере).

Обладая неуёмной энергией и вспыльчивым характером, Афанасий метался в тюремной камере как молодой зверь, загнанный в клетку. Игумен Ниловой пустыни Пахомий доносил в Разряд, что Афанасий Пушкин буйствует и что «нет ни людей, ни средств смирять его и стеречь». Спустя некоторое время узник бежал, был пойман в 70-ти верстах от монастыря и возвращён. Вскоре бежал вторично и, пойманный погоней, сказал, что он поехал в Москву просить прощения у отца. Дальнейшая судьба Афанасия не ясна. По-видимому, он был возвращен в монастырскую тюрьму, где и умер в 1694 году в возрасте 19 лет, не оставив потомства.

Трагическая гибель Афанасия явилась результатом влияния переходного времени, предшествовавшего петровским реформам, когда, по выражению академика С. Б. Веселовского, «в быт и нравы Московской Руси властно врывались иноземные веяния, когда рушились старые устои жизни, а заимствованные наспех чужеземные новшества вызывали соблазн и подражания, давая мало положительного в повседневной жизни».

Одной из отличительных черт той эпохи были частые местнические и имущественные тяжбы, которые во многом определяли поведение людей. Это наглядно видно из отношений Никиты Пушкина со своей невесткой. Стефанида жила в доме свёкра. После смерти Афанасия Украинцев «с разрешения государей» взял дочь к себе. Стефанида получила из поместья покойного мужа «прожиток» в 88 десятин земли с 12 крестьянскими дворами, а также «остаток приданого». После того, как через год после смерти Афанасия она вторично вышла замуж, Н. Б. Пушкин более пяти лет судился с её новым мужем, пытаясь отобрать у бывшей невестки её прожиток. Окончательно рассорившись с Украинцевым, он затеял с ним тяжбу, обвиняя его в том, что тот вместе с «остатками приданого» своей дочери в своё время прихватил лишку. Вероятно, так оно и было. По крайней мере, в росписи «грабежа» упоминается «золотая цепь с персоною королевы Христины с алмазами, яхонтами и изумрудами весом 2 фунта 57 золотников». Действительно, эта цепь никакого отношения к приданому не имела, так как в 1649 году была подарена деду Афанасия, Борису Ивановичу Пушкину, за удачные переговоры со Швецией. В судном деле много неясного: почему, например, Н. Б. Пушкин молчал 5 лет, не заявляя о краже цепи. Это дело осталось незавершенным, поскольку Украинцев в 1699 году по указу Петра I был назначен чрезвычайным послом в Турцию.

Кроме несчастного Афоньки у Н.Б.Пушкина от второго брака был ещё один поздний ребёнок – дочь Софья. Хотя Никита Борисович ещё был полон сил и отличался отменным здоровьем, его не могло не волновать будущее несовершеннолетней дочери. В 1707 году Н. Б. Пушкин выдал юную Софью замуж за столь же юного графа Николая Головина, которому едва исполнилось 12 лет. Этот брак, заключённый, видимо, по расчёту, также оказался неудачным – Головин, находясь долгое время за границей, обзавёлся там побочной семьёй.

В конце жизни Никита Борисович отрешился от мирской суеты, оставил жену и постригся в монахи в Троицком монастыре под именем Нифонт. 18 января 1715 года он тихо умер в полном одиночестве в возрасте 95 лет и был погребен в Малом соборе Донского монастыря в Москве. Так оборвалась и эта ветвь рода, и вместе с тем богатое Тагинское поместье было навсегда утеряно семейством Пушкиных.


[1] Четь (четверть) –  старинная мера земли – 40 сажен в длину  и 30 в ширину;  1 четь  = 0,5 десятины = 0,546  га.

[2] Сын боярский –  мелкий феодал из служилых людей в Русском государстве 15 –  начале 18 вв.; Гулящие люди – посадские и служилые люди, не записанные на государеву службу, работающие по найму.

[3] Рында – оруженосец-телохранитель при великих князьях и царях России XVI-XVII веков. Рынды сопровождали царя в походах и поездках. Во время дворцовых церемоний стояли в парадных одеждах по обе стороны трона с бердышами на плечах.

[4] Выдача головой –  по старинному русскому праву, предоставление виновного в полное распоряжение того лица, относительно которого он совершил какое-либо преступление.

[5] На  осадном дворе постоянно жил  дворник – человек, содержащий двор в порядке в отсутствие хозяина; владелец же двора жил в уезде и переезжал сюда со своей семьей и челядью только при военной угрозе.


[i] Евгений Вершинин «Бой за Макаркову жену: Пушкин против Белкина и Мишки Леонтьева»

[ii] РГАДА, ф.1209, кн.10044, л.48 об.

 

 [В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ]

Обратная связь

Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:

Бесплатный хостинг uCoz