Тагино - страницы прошлого

Виртуальный музей Тагинской средней школы. Часть 1

При копировании адрес сайта указывать ОБЯЗАТЕЛЬНО

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сторожевая служба


На границе с Диким полем

Сторожевая служба

И.Куприянов

В 1480 году было свергнуто монголо-татарское иго. Однако, несмотря на прекращение владычества Орды, XVI–XVII века были периодом ожесточенной борьбы с бывшими завоевателями.

К югу от Оки начиналась степь – Дикое поле. Со стороны Дикого поля шло несколько дорог, по которым крымские и ногайские татары совершали многочисленные набеги на русские города и села. Эти дороги располагались, в основном, по водоразделам, поскольку татарская конница избегала речных заболоченных долин. Например, Свиной шлях (Льгов – Болхов – Козельск) проходил по водоразделу Десны и Оки. Между Окой и Доном, через Ливны на Тулу, шел Муравский шлях. Территорию Глазуновского района в те времена пересекала Пахнутцева дорога, идущая на Мценск. В верховьях Оки от нее в северо-западном направлении отходила Царева дорога – еще один татарский путь, проложенный между Окой и Рыбницей и выходивший затем на Свиную дорогу у Злыни.

Татарские дороги в пределах Орловского края
Татарские дороги в пределах Орловского края.
(А. Куркулев. Сборник: «Щигровские загадки». Часть 1. Пахнутцева дорога)

Какой бы путь ни выбрали крымские ханы, направляясь к Москве, в числе первых подвергался опустошению Орловский край. Часто мелкие татарские отряды и не пытались заходить вглубь страны: разорив земли на южных её рубежах, они поворачивали обратно. Были периоды, когда нападения совершались почти ежегодно. Только в 1643 году на наш край было совершено 19 набегов. За первую половину XVII века на невольничьем рынке в Стамбуле было продано около 200 тысяч русских людей, захваченных в плен. При известии о приближении татар приходилось покидать жилища, возделанную пашню, угонять в леса скот, зарывать в ямы хлебные запасы и имущество. Набеги трудно было предугадать, и люди жили в постоянной тревоге.

Чтобы обезопасить южные границы, Иван Грозный в 1571 году поручил князю М.И. Воротынскому разработать устав сторожевой службы и возглавить саму службу. Опорными пунктами охраны государства стали укреплённые города с соответствующим количеством в них служилых людей: дворян, детей боярских, казаков, стрельцов, пушкарей, мастеровых – под общим руководством воевод.

Засечная черта. Южный рубеж. Художник М. Пресняков.
Засечная черта. Южный рубеж. Художник М. Пресняков.

Летом каждого года собиралось полевое войско, сосредоточивавшееся вдоль Большой засечной черты – главной системы оборонительных сооружений на юге страны. Штаб этого войска находился в Туле; в Мценске с 1599 по 1606 год размещался Большой полк, в Новосиле и Орле – Передовой и Сторожевой полки. С ранней весны до глубокой осени гарнизоны крепостей были готовы к отражению внезапных ударов. В октябре – ноябре большой воевода из крепости отпускался в Москву. Если зимой выпадал глубокий снег, то уезжал и второй воевода, и оставался только осадный.

Вблизи татарских дорог располагался ряд наблюдательных пунктов – сторóж. На сторóжи из городов высылались 4 – 6 всадников из числа детей боярских[1] и казаков, на обязанности которых лежало зоркое наблюдение за местностью, постоянная связь с соседними сторóжами, выслеживание неприятеля и быстрое оповещение воевод. Сторожевые наряды, еженедельно сменяя друг друга, несли дозорную службу с 1 апреля до «глубоких снегов».

На сторожевой границе Московского государства
На сторожевой границе Московского государства. Художник С.Иванов.

Согласно росписи сторож за 1571 год одна из них была установлена в верховьях Оки: «…сторожа верх Очки, а беречи им налево до Сосны до ржавой, до Губкина болота, вёрст с тридцать, а направо проезду нет; а сторожем на ней стояти из Орла да из Мценска, из города по два человека».

По росписи 1623 года, сторожа из четырёх человек (двое детей боярских и два казака) размещалась у истоков речки Руды, в развилке Пахнутцевой и Царевой дорог. В «Книге Большому Чертежу» читаем: «А Руда вытекла из-под Пахнутцевой дороги; а верх Руды, от Руды с полверсты по правой стороне на Пахнутцевой дороге изо Мценска стоит сторожа, стерегут, чтоб в Русь безвестно татаровя не проходила, а приходят тою дорогою татаровя с Муравской и с Ызюмской дороги от Мелового брода».

О местоположении сторожи говорят некоторые сохранившиеся до наших дней географические названия: ручей Сторожов (приток Руды), Сторожевский пруд, село Сторожево (прежнее название села Старополево). Этой стороже предписывалось вести наблюдения от верха Очки до Долгого Колодезя: «…проезду от Руды до Долгого Колодезя 60 вёрст».

Соседняя мценская сторожа стояла на р.Луковец и досматривала участок от Луковца до Руды.

Западнее, на р.Свопе, при впадении речки Туреи, находилась кромская сторожа, охранявшая дорогу с Курска на Кромы: «Сторожа на Свопе усть Туреи и верх Бобром, а стерегут на ней с Орла, да изо Мценска да с Кром по 2 человека из города, а берегут вниз по Свопе Бокаевы дороги».(Роспись Кромским сторожам. Московского стола кн. № 1-й, л. л. 311—312.)

Русская сторожа на степной границе
Русская сторожа на степной границе. По рисунку Н.Каразина.

Для ведения разведки, проверки поступающих сведений воеводы создавали подвижные конные отряды – станицы, возглавляемые надежными «головами» из дворян или дружинников. Разъезды станичников выдвигались по главным дорогам далеко в степь. Так, например, станицы из Орла и Мценска доходили по Пахнутцевой дороге до истока Оки и далее до Мелового брода на р. Сейме (в 40 верстах от Курска). Численность отрядов доходила до 50 человек. В их обязанности входило не только наблюдение за «диким полем», но и захват пленных, от которых можно было узнать о намерениях неприятеля.

Служба на сторожах и тем более в станицах была крайне трудной и ответственной. Станичникам строжайше запрещалось разводить огонь дважды на одном и том же месте, т. е. иметь постоянное место для ночлега и укрытия. Не разрешалось всем одновременно спешиваться. При появлении противника один из них срочно мчался в город, а остальные заходили в тыл врага и по следам определяли численность неприятельской конницы.

Орловские воеводы держали в ближайших городах своих вестовщиков, которые жили там попеременно по 1 – 2 недели до снегов, имея при себе «по два добрых коня». Когда от сторожей или станичников поступали сведения о неприятеле, вестовщики должны были во весь дух мчаться в Орёл, откуда донесения без промедления переправлялись в Тулу, где и принимался окончательный план действий. Например, в 1571 году, когда ожидался приход большого войска крымского хана, мценский и кромской воеводы получил приказ выжечь степь до верховьев Очки, чтобы лишить татарскую конницу подножного корма. Если этот приём применялся вовремя, люди задыхались от дыма, лошади падали от бескормицы, и враг вынужден был повернуть вспять.

Принятые меры по совершенствованию пограничной службы позволили М. И. Воротынскому уже в 1572 году своевременно подготовить войско (около 60 тысяч) и нанести на подступах к Москве поражение 120-тысячной армии крымских татар и турок под командованием крымского хана Девлета I Гирея (Битва при Молодях).

Крепости и сторожи Орловского края


Примечание

[1]↑ Дети боярские – дружинники и служащие бояр, мелкопоместные служилые люди в Московском государстве в XV – XVII веках.


Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Февраль 2023  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728

Друзья сайта