Тагино - страницы прошлого

Виртуальный музей Тагинской средней школы. Часть 1

При копировании адрес сайта указывать ОБЯЗАТЕЛЬНО

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Декабрист Никита Муравьёв

 

Никита Михайлович Муравьёв – идеолог Северного общества

Осенью 1825 г. в Тагино в долгосрочном отпуске находился  Н.М. Муравьев.

Никита Михайлович Муравьёв (1794-1846) – один из основателей Союза спасения, член Союза благоденствия (член Коренного совета), член Верховной думы Северного общества и правитель его, автор проекта конституции. Его отец Михаил Никитич Муравьёв был одним из образованнейших людей своего времени, покровителем целой плеяды учёных и писателей, попечителем Московского университета, выпускником которого он был. Муравьёвы были известны своими передовыми взглядами и вольнолюбивыми настроениями; не удивительно, что оба сына Михаил Никитича, Никита и Александр, стали декабристами.

Екатерина-Федоровна-Муравьева-с-сыном-Никитой 1800
Екатерина Федоровна Муравьева с сыном Никитой.
худ. Ж.Л. Монье. 1800

Никита Муравьёв родился 19 августа 1795 года и через 4 месяца, по установленному дворянскому обычаю, был зачислен в Измайловский гвардейский полк. Домашним образованием Никиты занимался отец. В прошлом сама императрица Екатерина II приглашала М.Н. Муравьёва воспитателем к своим внукам – великим князьям Александру и Константину.

Никита Муравьёв. худ. О.Кипренский. 1815
Никита Муравьёв.1815
худ. О.Кипренский

Никите исполнилось 12 лет, когда преждевременно умер его отец и руководство воспитанием сыновей взяла в свои руки мать Екатерина Фёдоровна. В дом были приглашены подготовленные преподаватели – как иностранцы, так и русские. Сохранившиеся в семейном архиве ученические тетради Никиты дают представление о картине домашнего обучения в богатой дворянской семье. Преподавание всех предметов велось на французском языке (в том числе и на уроках русского языка объяснения делались по-французски!). Давались систематические знания по математике, естествознанию, географии, истории, литературе, риторике, этикету; большое внимание уделялось иностранным языкам. Ученик конспектировал изучаемый материал в тетради; кроме обязательных уроков, много внимания уделялось самостоятельному чтению. Никите Муравьёву легко давались иностранные языки; он мог в подлиннике читать книги на латинском и греческом, владел французским, немецким, английским, итальянским, польским языками.

Проявляя интерес к истории и философии, он, тем не менее, по окончании домашнего обучения поступил на физико-математический факультет Московского университета: природные математические способности и склонность к логическому мышлению перевесили силу семейной традиции. Но окончить университет он не успел. Впоследствии Н. М. Муравьёв вспоминал: «Имея отроду 16 лет, когда поход 1812 года прекратил моё учение, я не имел образа мыслей, кроме пламенной любви к Отечеству». Увлекаемый патриотическим порывом, он тайно убежал из дома, чтобы принять участие в обороне Москвы. 8 июня 1813 года Н. Муравьёв был произведён в прапорщики и направлен в действующую армию. Осенью он принял непосредственное участие в ряде военных сражений, в том числе в исторической битве под Лейпцигом.

Возвратившись из-за границы, гвардейский капитан Н. Муравьёв в феврале 1823 года женился на 19-летней дочери графа Г.И. Чернышёва – Александре.


Никита Михайлович Муравьёв. 1822 г.

Осенью 1825 года Александра Григорьевна приехала в Тагино проведать тяжело больную мать. Вскоре, получив четырёхмесячный отпуск, сюда прибыл и Никита Михайлович. Александра Григорьевна ждала ребёнка, и семейство решило провести эту зиму в деревне, подальше от столичной суеты.

О восстании на Сенатской площади Чернышёвым стало известно от орловского губернатора П.А. Сонцова, который лично приехал в Тагино и сообщил им полученную новость. Семья губернатора была в дружеских отношениях с Чернышёвыми, и эти отношения не испортила причастность последних к делу декабристов. Более того, уже после ареста Захара Чернышёва семьи породнились: брат губернаторши Е.Д. Сонцовой (урожденной Чертковой) Александр Дмитриевич Чертков в 1828 году женился на дочери Г.И.Чернышёва Елизавете Григорьевне. В том же году старый граф писал Захару в Сибирь, что у него в Тагино живёт беременная дочь Елизавета, муж которой Чертков, уехав к месту службы, оставил её на попечение отца и своей сестры Сонцовой. Следует отметить, что Екатерина Дмитриевна с большой теплотой и заботой относилась к разбитому горем семейству. Но это всё было потом… А пока хлебосольные хозяева с радушием принимали губернатора, не подозревая, какие черные тучи сгущаются над ними.

Никита Михайлович Муравьёв. 1824. Портрет работы П.Ф.Соколова.
Н. М. Муравьёв. 1824 г.
Портрет работы П.Ф.Соколова.

Аресты 

Об участии Н.М. Муравьёва в тайной организации правительство узнало ещё до вооружённого восстания, 26 ноября 1825 года, из доносов предателей Грибовского и Майбороды. Получив сведения о зачинщиках заговора, Николай I отдал распоряжение об арестах. Выполнить «высочайшую волю» о задержании Муравьёва было предложено московскому генерал-губернатору Д.В. Голицыну, однако тот не спешил выполнить распоряжение. 15 декабря, ещё не зная о восстании, он отписал в Петербург, что Муравьёв находится в отпуску в Тагино и что «выманить его невозможно», а если фельдъегерь остановит его на большой дороге, то Муравьёв со своими людьми может «вступить в драку», обороняясь от нападения. Голицын предложил через дежурного генерала штаба отозвать Муравьёва под каким-либо предлогом из отпуска. Судя по всему, генерал-губернатор не хотел быть причастным к арестам в доме Чернышёвых, поскольку являлся их ближайшим родственником: его мать Н. П. Голицына, урождённая Чернышёва, приходилась двоюродной сестрой графу Г. И. Чернышёву.

Декабрьское восстание ускорило события. 18 декабря орловскому губернатору из Петербурга с фельдъегерем было отправлено предписание: арестовать находящегося в отпуску капитана Гвардейского генерального штаба Муравьёва, отобрать и запечатать все его бумаги и сдать арестованного вместе с бумагами фельдъегерю. «При взятии бумаг, – подчёркивалось в приказе, – должно употребить большую осторожность, дабы Муравьёв не успел скрыть некоторые из них». Узнав на одной из почтовых станций, что Муравьёв выехал из Орловской губернии в Петербург, фельдъегерь с полпути вернулся назад.

Действительно, к этому времени Н.М. Муравьёв покинул Тагино, однако не по своей воле. Д.В. Голицын, осознав все последствия своей медлительности, срочно вызвал его к себе для последующего задержания. 20 декабря в Тагино приехал жандармский офицер и приказал Муравьёву немедленно прибыть к московскому генерал-губернатору. 23 декабря Муравьёв был доставлен в Москву, а 25 декабря – в Петербург, на главную гауптвахту и уже на следующий день был переведён в Петропавловскую крепость («посадить под строжайший арест, дать, однако, бумагу»). 

Никита-Михайлович-Муравьев. Петровская-тюрьма.1836.jpg
Никита Михайлович Муравьев. Петровская тюрьма.1836
рис. Н.А.Бестужева

В Тагино, в доме отца, был арестован также З.Г. Чернышёв. Приказ об его аресте был отдан 17 декабря.

Вот как описывает сцену ареста своих родственников М.Д. Бутурлин:

«Муж и жена Муравьевы и граф Захар Григорьевич гостили там, как вдруг подкатил в дому жандармский офицер и высочайшим именем арестовал государственных преступников, капитана Никиту Муравьева и ротмистра кавалергардского полка Захара Чернышёва. Тут сделался первый паралитический удар с несчастною матерью, от которого она умерла спустя два года с небольшим. Н.М. Муравьев пал на колена пред женою, прося прощения (а дотоле он скрывал от неё своё участие в тайном обществе), а она в ответ бросилась ему на шею, заявив, что всё и всех оставит в России и последует за ним одна, в ссылку ли, на каторгу ли, ей всё равно. Она сдержала своё слово, и вот каковые были плоды воспитательной системы графини Елизаветы Петровны! В глазах влюблённой жены муж мгновенно вырос до размеров героя; другого подобного ему совершенства и быть не могло».

23 декабря Чернышёв был доставлен в Петербург на городской караул, а 27 декабря переведён в Петропавловскую крепость.

М.И. Пущин, встретившийся с Чернышёвым после ареста на гауптвахте, вспоминал:

«Привезли под вечер к нам же графа Захара Черны­шева. Чернышев во всеуслышание начал критиковать действия заговорщиков 14-го числа и сказал, по мнению его нужно было увериться в артиллерии и поставить ее против Зимнего Дворца, дать несколько залпов ядрами, гранатами или картечью, чем попало, и тогда, он уверен, что дело бы приняло совершенно иной образ и мы тут бы не сидели».

Император вначале мягко отнёсся к офицерам Кавалергардского полка, не принимавшим участия в восстании на Сенатской площади («посадить на гауптвахту, содержа хорошо»); старшая сестра Захара Черны­шева Софья добилась разрешения видеться с ним два раза в неделю; свидание с сыном и зятем разрешили и Елизавете Петровне. Однако З.Г. Чернышёв во многом навредил себе своим независимым и гордым поведением на следствии, без всякого намёка на раскаяние. В то же время, повинуясь чувству своеобразной «чести», не допускавшему никакого обмана и запирательства, он откровенно сообщил все подробности о своём участии в тайном обществе. Рассказал он даже об интимной беседе с Ф.Ф. Вадковским в Тагино. Вадковскому, скрывшему от следствия этот эпизод, после показаний Чернышёва ничего не оставалось иного как подтвердить содержание разговора, происходившего когда-то с глазу на глаз. Именно эта беседа легла в основу обвинения: «Знал цель введение конституции и слышал, что общество будет действовать силою оружия и, что, в случае сопротивления со стороны императора, предполагается уничтожить его особу и царствующий дом...».

На суде были поданы отдельные голоса за то, чтобы расстрелять З. Чернышёва, однако большинство судей высказались за VII разряд и приговорили его к лишению чинов, графского достоинства и четырём годам каторги с последующим поселением в Сибири. Видимо, граф Г.И. Чернышёв использовал все свои связи, и в окончательном приговоре срок каторги сократили сначала до двух лет, затем до одного года.

В начале февраля 1827 года З.Н. Чернышёв имел последнее свидание с отцом, и, закованный в кандалы, был отправлен в Сибирь.

Н.М. Муравьёва и Ф.Ф. Вадковского ждали более суровые приговоры: и один, и другой были зачислены в I разряд государственных преступников, были приговорёны к длительным срокам каторги с последующей бессрочной ссылкой. Жизнь декабристов в Сибири достаточно подробно описана в воспоминаниях современников. Отметим лишь, что и Муравьёв, и Вадковский  не дожили до амнистии, они скончались через несколько лет после выхода с каторги на поселение: Муравьёв – в 1843 году, а Вадковский – годом позже.

Никита Михайлович Муравьёв в ссылке в с. Урик. Рисунок А.М. Муравьёва. 1837
Никита Михайлович Муравьёв в ссылке в с. Урик.
Рисунок А.М. Муравьёва. 1837

 

Страница =>  1   2   3

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Друзья сайта