Тагино - страницы прошлого

Виртуальный музей Тагинской средней школы. Часть 1

При копировании адрес сайта указывать ОБЯЗАТЕЛЬНО

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Малиновский Антоний


"Друзья мои, прекрасен наш союз!"

Как-то в одной старой книжке попалось на глаза письмо: «А.И. Малиновский – Я.К. Гроту.  9 сентября 1888г., с. Подоляне, через ст. Поныри Московско-Курской ж. д.». Автором письма был Малиновский Антоний – сын лицейского друга Пушкина, Ивана Малиновского, и племянник декабриста Ивана Пущина.

Иван Малиновский
Иван Малиновский. 14 лет

Как известно, во время учёбы в Царскосельском лицее у А.С. Пушкина наиболее тесные отношения сложились с Дельвигом, Пущиным, Малиновским и Кюхельбекером.  Это была дружба на всю жизнь, оставившая глубокий след в душе поэта.

В стихотворении "Лицей" поэт писал:

"Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен –
Неколебим, свободен и беспечен,
Срастался он под сенью дружных муз.

Куда бы нас ни бросила судьбина
И счастие куда б ни повело,
Всё те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село".

Особенной дружеской привязанностью Пушкина пользовались Иван Малиновский и Иван Пущин. Именно их, верных друзей юности, вспоминал смертельно раненый поэт в последние минуты жизни и сожалел, что их нет рядом: «Отчего нет около меня Пущина и Малиновского. Мне было бы легче умирать».

Иван Малиновский был старшим сыном первого директора Лицея В.Ф. Малиновского. Он был живым и веселым юношей,сыпал на каждом шагу народными пословицами и поговорками, однако обладал чересчур вспыльчивым характером, что проявилось, например, в ссоре с Кюхельбекером. Тогда Малиновский вылил ему на голову тарелку супа. За пылкий, горячий характер прозвали его “Казаком”. К чести директора Лицея он не давал никаких поблажек своему сыну.

В одном из стихотворений Пушкин с любовью пишет о друге:

«А ты, повеса из повес,
На шалости рожденный,
Удалый хват, головорез,
Приятель задушевный…»

После окончания Лицея Малиновский был произведён в прапорщики Лейб-гвардии Финляндского полка, быстро поднимался по служебной лестнице и в 21 год стал полковником гвардии. Этому способствовала небольшая Финская кампания, а также дружба с Николаем Павловичем, будущим императором Николаем I, который в то время командовал дивизией.  Но было у молодого офицера одно качество, во многом определившее его жизненный путь – отсутствие честолюбия. Его не привлекала генеральская карьера. В марте 1825 года он уволился из армии и уехал в своё родовое имение Каменка в Харьковской губернии. Как человек с безупречной репутацией он в течение 15 лет избирался предводителем уездного дворянства.

И.В. Малиновский был в родстве со многими декабристами. Одна из его сестёр, Анна, была женой декабриста Розена и разделила с ним сибирское заточение; другая, Мария, вышла замуж за декабриста Вольховского. Сам Иван Васильевич в 1834 году женился на Марии Ивановне Пущиной (1795-1844), сестре лицейского друга и декабриста И.И. Пущина. 

Являясь по убеждениям верноподданным своего Императора, Малиновский не одобрял действие своих родственников и друзей из среды декабристов и подчёркивал это в течение всей своей жизни. Тем не менее он обратился к Николаю I с просьбой о разрешении для Анны ехать в Сибирь. Он всячески поддерживает сестру в её стремлении быть рядом с мужем, помогает ей деньгами. В 1837 году, во время пребывания Николая I в Харькове, Малиновский просит о смягчении участи родственников, сосланных на каторгу. Император обещает перевести их на поселение.

Впоследствии Малиновский рассорился и с Розеном, и с Пущиным и прекратил с ними переписку.

Первая жена И.В. Малиновского, Мария Ивановна, рано ушла из жизни, оставив мужу шестилетнего сына Антония.

Антоний (Антон) Иванович Малиновский родился 10 июля 1838 в с.Каменка Изюмского уезда Харьковской губернии. В 1850 г. был принят на XXI курс Лицея, переведённого к тому времени в Петербург и переименованного в Александровский. В 1856 году он окончил Лицей с серебряной медалью и поступил в юнкерскую школу. Службу начал прапорщиком в конно-артиллерийской батарее. Титулярный советник (1859), в 1860-х гг. – коллежский асессор (майор), чиновник особых поручений Главного управления Восточной Сибири. С 1877 г. – действительный статский советник. После возвращения из Сибири служил по судебной части, являлся членом Московской судебной палаты.

И.В. Малиновский с сыном Антонием 
И.В. Малиновский с сыном Антоном

Антоний Малиновский был женат на дочери князя Григория Алексеевича Долгорукова – княжне Надежде Григорьевне, племяннице декабриста Захара Чернышева. Надежде Григорьевне принадлежало большое имение в Орловском уезде – с.Подолянь и д.Подолянский Хутор. После размолвки отца и Пущина Антоний принял сторону дяди и с тех пор стал редко бывать в Каменке, проводя свободное время в орловском имении своей жены.

В конце 1880-х гг. Малиновский привёз в Подолянь часть своего богатого семейного архива, доставшегося ему от знаменитых родственников, и занялся его изучением и систематизацией. Среди бумаг было много писем и воспоминаний лицеистов, выпускников первого, пушкинского, курса. Узнав, что его учитель, академик Я.К. Грот, готовит к выпуску сборник о Пушкине и его лицейских товарищах, Антоний Иванович предложил ему ряд рукописей, о чём он сообщал письмом из Подоляни. Впоследствии Малиновский передал музею Александровского лицея 72 письма, положив тем самым начало семейной традиции – все материалы, которые представляли общественный интерес, передавать государству.

У Антона и Надежды Малиновских было четверо детей: близнецы Мария и Надежда, Екатерина и младшая Варвара. Мария и Варвара умерли в детстве, Екатерина осталась в девицах, а Надежда Антоновна вышла замуж
за гвардии полковника Михаила Павловича Ганенфельда (о семье Ганенфельда см. страницу сайта).

Служба в Восточной Сибири

Особый интерес в биографии А.И. Малиновского представляет его служба при военном губернаторе Амурской области. В эти годы произошло важное событие в истории нашей страны: в результате двух договоров с Китаем, заключенных в 1858 и 1860 гг., в состав России вошли обширный Приамурский край и Приморская область, занимавшая все пространство между р. Уссури и побережьем Японского моря (Уссурийский край).

Русско-китайские договоры середины XIX в

Первые переселенцы на Амуре
Первые переселенцы на Амуре

Сплав-переселенцев-по-Амуру
Сплав переселенцев по Амуру

Важнейшей проблемой при освоении новых земель было их заселение. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев-Амурский предложил для этой цели привлечь не только русских подданных, но и иностранцев. В 1860 г. чиновник для особых поручений коллежский асессор А.И. Малиновский предложил привлечь к освоению Амурского края чешских выходцев из Богемии, переселившихся в Америку, и обратился к губернатору Амурской области с прошением о командировке в США для изучения этого вопроса. Идея Малиновского получила одобрение в Петербурге. В мае 1861 года было получено Высочайшее разрешение: «Государь-Император … разрешить соизволил, командировать чиновника особых поручений при военном губернаторе Амурской области, коллежского асессора Малиновского, к выселившимся в Америку Славянам, которые пожелали бы переселиться в Приамурский край».

В докладной записке по результатам поездки Малиновский пишет, что американские славяне не могут свыкнуться с Америкой, поскольку «уступают не только предприимчивым американцам, но и расчетливым немцам… Они проникнуты одним и тем же чувством: сильною любовью к своей национальности и совершенным отвращением от меркантильного направления американцев, ставящих спекуляции и деньги выше всего на свете. В этом сказался особый народный характер, индивидуально менее независимый, но в столкновении с ближними более человечный, христианский… Они испытали уже на деле, что значит американская свобода, о которой так вздыхают европейцы, уверились, что не всё там золото, что блестит, что и в свободной Америке можно быть подавлену деспотизмом самым грубым, самым невежественным, о котором в Европе не имеют и понятия».

Решающее влияние на чешских эмигрантов оказало начало гражданской войны в США. По мнению Малиновского, момент был самым подходящим, чтобы «привлечь в наш пустынный край население славянское, необыкновенно развитое в промышленном отношении, трудолюбивое, спокойное и неспособное ради выгод нескольких честолюбцев и меньшинства капиталистов пожертвовать благосостоянием всего общества». Малиновский уведомил генерал-губернатора, что «из славян, живущих в Америке, оказалось весьма много желающих переселиться в Уссурийский край, но они не могут переехать без пособия от казны».

Малиновский сообщил, что из славян, живущих в Америке, оказалось весьма много желающих переселиться в Уссурийский край, и уже весной 1863 г. 200 семейств могут прибыть к портам России. Переселенцы ходатайствовали лишь о сохранении своего общинного самоуправления и суда. Исполняющий обязанности генерал-губернатора Восточной Сибири М.С. Корсаков предложил поддержать американских славян и составил специальные правила для их переселения в Приамурье.

Вместе с Малиновским из Америки прибыли два чеха. Делегаты сумели подать прошение великому князю Константину Николаевичу, который, не дожидаясь решения вопроса в правительстве, разрешил им отправиться на Дальний Восток с целью приискания мест для вселения. Депутаты осмотрели места в Уссурийском крае, нашли их удобными для земледелия и подали русскому правительству прошение на переселение первой тысячи славянских семейств. В результате несколько сотен чехов и немцев перебрались из Калифорнии на российский Дальний Восток. Однако в правительстве взяли верх противники проекта. Так, министр финансов Рейтерн заявил: «Начатое однажды движение американских славян на Амур может достигнуть огромных размеров и потребовать значительных пожертвований от Государственного Казначейства». Освоение далёкого Тихоокеанского побережья царское правительство считало неподъёмным для казны, основательно похудевшей в ходе Крымской войны. В мае 1865 г. на заседании Комитета министров вопрос о чешских переселенцах был окончательно закрыт.

После поездки в Америку Малиновский в чине майора состоял на службе при генерал-губернаторе Восточной Сибири М.С. Корсакове. Служивший вместе с ним князь Пётр Кропоткин писал: "Что до службы, то служба офицеров здесь совсем другая, чем где-либо, здесь на офицере лежит множество гражданских обязанностей, и различие между чиновником и офицером только в мундире. Те, которые находятся при губернаторе, не знают сидячей жизни, — то и дело летают из одного конца в другой на громадном пространстве, проводят время в разъездах. Вот отличительная черта службы — кочевая жизнь".

По делам службы Малиновский совершал поездки по Забайкальской и Амурской областям, готовил места для переселенцев, собирал сведения для устройства телеграфной линии до Тихого океана, закупал для переселенцев хлеб и скот, отправлял по Амуру сплавы с продовольствием.

Баржи на Амуре
Баржи для сплава по Амуру

Амурские сплавы — отдельная, героическая страница в освоении Дальнего Востока. Берега Амура лишь несколько лет назад заселили казаки, отбывшие срок каторжники и небольшие группы переселившихся крестьян. Они с трудом отвоевывали у тайги небольшие пашни, которые еще не могли их прокормить. Кропоткин писал: "На Амуре у крестьян хлеба нет, да и можно ли им сеять, когда кругом тайга, надо расчищать леса, да какие! Героических усилий требовала подготовка пашни. Да и можно ли назвать пашней клочок земли между пнями, который вскапывали лопатами? Малиновский говорит, что на Амуре пашни бывают, ну, с небольшую комнату, и таких несколько клочков, или распахано около деревни на очень небольшом пространстве; общество же сообща не работает, а оно могло бы выкорчевать пни сообща и приготовить хоть 30 десятин ежегодно. Но всякому предоставлено думать о себе, и вследствие этого землепашество на Амуре развивается очень туго". Для поддержки населения ежегодно по высокой воде снаряжался караван барж, груженных, главным образом, мукой, солониной, солью. Путь в низовья Амура начинался на Шилке, в Сретенской гавани, где строились баржи. Флотилия, называемая сплавом, делилась на отряды (рейсы), по 15–30 барж каждый. Командование рейсами поручалось офицерам.

Кропоткин П. А.
Пётр Кропоткин. 1864

Удача сплава в значительной мере зависела от погоды. Насколько трудным было это мероприятие, можно судить по сплаву 1863 года. В тот год начальником всего сплава был майор А.И.Малиновский. Помощником к нему назначили только что прибывшего в Сибирь 20-летнего князя Петра Кропоткина, казачьего есаула, чиновника по особым поручениям при губернаторе Забайкальской области. Караван барж отправился в июне. Кропоткин пишет: "После страшной засухи, которая, начавшись с лета 1862 г., продолжалась до середины июня 1863 г., полили в Забайкалье и на Амуре страшные дожди; в конце июля и начале августа задули на Амуре сильные низовые ветры, и дожди пошли проливные, не переставая около трех недель. Наконец, 4-го и 5-го августа пронесся по Амуру страшнейший ураган, который разбил в разных местах 48 барж с мукой, крупой, мясом, солью и разными припасами для Николаевска и для крестьян, поселенных между Хабаровкой и Николаевском. Потеря, за вычетом всего спасенного, оказалась огромная: около 106 тыс. пудов муки, 16 тыс. пуд. крупы и 23 тыс. пуд. разного груза — мяса, гороха, масла, холста, сукна и т.п. Спасти удалось очень немногое... Разбиты рейсы совершенно, только щепки плавают. Худо. Малиновский совсем растерялся, запустил руку в волосы, ходит...  Поговорили, что делать. Порешили так: Малиновский отправляется в Николаевск с тем, чтобы попытаться закупить хлеб в Японии и доставить его пароходами, а я возвращаюсь в Читу просить губернатора послать хлеба крестьянам".

Для предотвращения впредь подобных ситуаций М.С. Корсаков предложил: «Создать в Приморской области, независимо от ежегодных сплавов, постоянный годовой запас продовольствия в количестве до 200 тыс. пудов муки и крупы для чинов Сибирской флотилии, сухопутных войск и гражданских чиновников». 18 ноября 1863 г. Сибирский комитет постановил: «Немедленно отправить на Дальний Восток кругом света столько продовольствия, сколько окажется возможным. Все расходы отнести на счет Государственного казначейства. Закупку продовольствия произвести там, где это будет более выгодно: в России, Европе или Америке». Первые 100 тыс. пудов хлеба были отправлены из Балтики на Дальний Восток уже осенью 1863 года на военных кораблях. Остальные 100 тыс. пудов было решено заготовить в России и доставить их посредством «лиц, ведущих кругосветную торговлю». 

Школа в Подоляни

В 1889 году в «Церковных ведомостях», издававшихся Святейшим Синодом, была напечатана заметка «Из с. Подоляны, Орловского уезда», в которой упоминается имя А.И. Малиновского:

 «Из церковно-приходских школ Орловского уезда наибольшее внимание может остановить на себе школа, устроенная в с. Подоляны. В этом с ле, несмотря на значительное крестьянское население, до 1888 г. не существовало никакой школы, вследствие чего население нашей местности было почти сплошь безграмотное, и возникновение здесь школы было встречено крестьянами с особенным сочувствием. Для школы на средства г-на Малиновского, местного помещика, было выстроено светлое и весьма просторное здание, которое имеет пять больших комнат и вполне приспособлено для учебного заведения. Преподавание русского языка и арифметики поручено лицу, окончившему курс в духовной семинарии, а закона Божия – местному священнику. Дело сразу пошло очень хорошо, теперь ученики поют уже разные молитвы в церкви, что производит особенно хорошее впечатление на крестьян. Г-н Малиновский постоянно заботится о школе: он и отапливает, и освещает её, и доставляет бесплатный стол учителю, получающему небольшое жалованье».

В дополнение к этому сообщению в одном из следующих номеров были напечатаны уточнения, присланные самим Малиновским.

«Возникновение школы в селе Подолянах, – пишет Малиновский, – произошло при следующих обстоятельствах. В феврале 1888 года на должность настоятеля подолянской церкви был посвящён молодой дьякон из г. Малоархангельска, занимавшийся там деятельно обучением детей в местных училищах. Этому новому приходскому священнику удалось на первых же порах убедить крестьян в необходимости содействовать открытию церковно-приходской школы; состоялся приговор общества о назначении 150 рублей в год (по 60 к. с каждого душевого надела) на жалованье учителю.

Попечителем школы стала владелица с. Подолян, Надежда Григорьевна Малиновская, безвозмездно отдавшая под школу здание бывшего господского дома и небольшой участок сада (7 соток). Так как при этом настоятель принял на себя безвозмездное преподавание Закона Божия, а г-жа Малиновская обязалась отапливать помещение школы и содержать при нём сторожа, то Орловский епархиальный училищный совет с своей стороны дал деньги на устройство недостающей классной мебели и снабдил школу учебными пособиями».

Школа была от­крыта 6-го ноября 1888 года. Число мальчиков, поступивших в эту школу при самом открытии, было около 65, но при окончании учебного года подвергались установленным испытаниям 55 учеников.

Со слов Малиновского, попытка создания школы в с.Подолянь была предпринята ещё в начале 1870-х гг. Тогда на волне реформ во многих крупных сёлах открылись земские и церковно-приходские школы. Повинуясь духу времени, Надежда Григорьевна построила при церковной сторожке пристройку, где предполагалось обучать крестьянских детей. Инициативу помещицы горячо поддержал священник местной церкви отец Иоанн (И.А. Булгаков, дед писателя Михаила Булгакова). Однако большинство прихожан в то время отрицательно отнеслись к этой идее: подолянское общество, «малочисленное и малосильное», отказалось собирать деньги на нужды образования. 

«Что касается церковного пения учеников, – продолжает Малиновский, – то в этом отношении предстоит немало труда и хлопот. При всём желании мальчиков участвовать своим пением в церковном богослужении, они до сих пор ещё очень мало к тому подготовлены; при этом им очень трудно подладиться под напевы 80-ти летнего псаломщика, который служит при церкви с самого её освящения. Ещё недавно он обладал превосходным баритоном и постоянно поражал не только любителей, но и знатоков музыкантов своим исполнением старинных распевов. Рядом с таким пением исполнение учениками школы некоторых молитв в церкви не может удовлетворить прихожан, привыкших за десятки лет к иному ладу. (Спустя несколько лет детский хор при Подолянской школе был признан лучшим в Орловском уезде. – И.К.)

Вообще при малочисленности церковного причта (настоятель и один псаломщик) весьма желательно, чтобы церковно-приходская школа помогала ему в отправлении богослужения, как пением, так и чтением. В частно­сти несколько учеников уже настолько хорошо читают по-славянски, что могут помогать старику-псаломщику при чтении часов. Не подлежит никакому сомнению, что такое участие детей в церковном богослужении производит особенно хорошее впечатление на их родственников, привлекая в храм Божий, под сению которого дети обучаются, а потому будем уповать, что наша молодая школа окрепнет и разрастётся, достигая неуклонно своего главного, прямого назначения».

***

Скончался Антоний Иванович Малиновский 6 апреля 1904 года. В журнале «Русский архив» был напечатан некролог, в котором сообщалось о его смерти: «…Милая нам тень да примет в этих строках сердечную дань сочувствия к

«Душе прекрасной,
Святой исполненной мечты,
Высоких дум и простоты».

Илья Куприянов


Источники

  1. Бартенев П.И. Антоний Иванович Малиновский. Некролог. // Русский архив. 1904, выпуски 5-8
  2. Руденская С.Д. Царскосельский - Александровский лицей. 1811-1917. СПб.: Лениздат, 1999.
  3. Волчек В.А. Осуществление имперской политики на восточных окраинах России в деятельности Второго Сибирского комитета. - Новосибирск: Сибирская научная книга, 2006
  4. Кропоткин П.А. Сибирские тетради (1862-1866) — М.: Common place, 2016.

 

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Друзья сайта